вторник 11 декабря 2018

Одиночество. Смысл.

Одиночество. СмыслОчевидно: в одиночестве смысла нет.
Очевидно так же, как стремление человека к всевозможным связям в его жизни. Человеку важно ощущение принадлежности к Миру ("Я и есть его часть"). Необходимо ему понимать свою принадлежность к определенной культуре и транслировать ее ("Монгол я. И тут у нас свое, монгольское, мы такие"). Человек хочет быть связан с группой людей, которую назначает быть "своей" – круг общения, семья. Поистине: хочу быть опутан множеством нитей, чтоб держаться в этой жизни.

Индивидуальная Сеть

Вот эта сеть связей создается сначала окружением, семьей, а потом и самим человеком. Настойчиво окружает он себя людьми, которые имеют разное предназначение, но занимают вполне определенное место в его сети. Можно представить себе пространство, личное наше пространство, в которое и помещаются другие люди. Один-два других или сто-двести, по необходимости. Там размещаются и другие явления, опять же по своему вкусу. Например, дело, информация, музыка, природа – выбираются и помещаются как значимые по каким-то причинам. И у каждого из нас оно заполнено более или менее густо. Пространство это, однако, имеет вполне четкие границы – не резиновое оно. И больше, чем может вместить в себя человек, не помещается.

Заметим, как обязательно для человека такое заполнение. Города, мелькающие за стеклом, бесконечная череда каких-то магазинов, вечные наушники с все равно чем, вереница едва знакомых людей с ненужными словами, мелькание экрана чем быстрей, тем лучше, поглощение информации, которая не задерживается, сомнительные удовольствия и работа, не решающие в конечном счете ничего… И не важно, какой пробы этот калейдоскоп. Главное, чтоб крутился, не останавливаясь. А вот если остановится?

Оказывается, что все имеет значение, пока движется. Если вдруг этот стремительный калейдоскоп застынет, все связи, соединяющие нас с другими, ослабевают и исчезают. Это как велосипед – едет, пока крутят педали. Остановился – процесс прерывается. И вот исчезают связи с другими, да и сами эти другие пропадают из нашего пространства. Остается только оно, незаполненное личное пространство. Тогда-то и являет нам себя Одиночество. Когда порвались связи. И мы остались без других. А что дальше?

Человек на свободе

Тогда обнаруживается: все, что и есть у человека, это только он сам. Даже когда уходит все, или почти все из его жизни, реально или виртуально, – он-то у себя есть. Но ведь не радуется же человек этому обстоятельству! Мало ему себя, оставленного наедине с собой. Вот что дразнит, раздражает, вызывает недовольство и гнев – так это необходимость остаться с собой, заполнить все свое личное пространство собой. Вместо того, что составляло его прежде. Не радует такая работа: всмотреться, узнать, оценить, понять, принять самого себя. Заменить себя для себя чем угодно – это пожалуйста,  это просто. Но остаться наедине с собой – извините, это ж какие силы надо иметь.

В таком случае одиночество переживается очень остро, мучительно, напряженно. Тогда человек бунтует, возмущается, сопротивляется всеми силами, рвет на себе рубаху – оттащите меня от этого зеркала, не хочу себя анатомировать, и говорить с собой не хочу! Хочу вообще не слышать этого вопроса – какой ты человек, и ответов искать не хочу. А хочу кого-нибудь другого, чтоб отвлекал от этих нудных размышлений. Собой отвлекал, своей жизнью. Пусть развлечет-закружит меня, заполнит мою жизнь собой. А я ему за это сообщу, что всю свою жизнь посвящу ему. Обрадую. Пусть  только не обрадуется! Я выбрал его – и посвящаю. Лишь бы не жить свою. Не такой я дурачок, чтоб принимать на себя за нее ответственность. Ошибки, опять же, могу допустить лично. А так всегда можно знать, что, мол, "не виноватая я, он сам"… А я-то, я-то хорош со всех сторон, совершенствовать нечего. Никакого ущерба себе. Лучше бесконечно разочаровываться в других, чем однажды в себе. Вот чем опасно одиночество: можно нарваться на себя.

Нас не спросили

И еще одна неприятность, которую подбрасывает нам одиночество и с которой мы вынуждены считаться. Его надо терпеть. Вернее, оно вынуждает нас терпеть. Принудительно. Терпеть все то, что нам не нравится, с чем мы не согласны, считаем несправедливым и недостойным нас. С тем, что все не так, как нам хочется. И никогда не знаем, сколько терпеть. Мы можем стучать ножкой, как принцесса из сказки, требовать подснежников зимой. Можем плакать и просить о пощаде. Отчаяться. Умереть, наконец. Но оттого наши несчастья, что не знаем, как быть терпеливым. Не привилось в детстве, не обрелось в юности. Не согласились на него вообще. И за пренебрежение ним мы платим своей неприкаянностью.
Одиночество – это возможность стать терпеливым.

Но без этого в одиночестве смысла нет. 

© Suryakova Marina

3 Комментариев

    • После боли всё яснее и ярче ощущается. Начинаешь ценить положительные моменты.
      С другой стороны боль может быть, наверное, и как отпугивающий фактор. После этого человек может навсегда замкнуться в себе и ни кого не пускать в свой маленький, но безболезненный мир.
      Нужно обладать огромной силой воли, чтобы перебороть страх боли в дальнейшем.

      Reply
  1. И ещё немного о боли:

    “Подарили боль – изысканный стиль и качество.
    Не стихает, сводит с ума, поется.
    От нее бессовестно горько плачется.
    И катастрофически много пьется.

    Разрастется, волей, глядишь, надышится.
    Сеточкой сосудов в глазах порвется.
    От тебя немыслимо много пишется.
    Жалко, что фактически не живется.”

    (с) Вера Полозкова

    Reply

Оставить Комментарий